?

Log in

No account? Create an account

Категория: образование

iskander288

тушинцы-цанары-вейнахи....часть 6-я

О кистах (вайнахах) она говорила –окхри самшобл  вай(н)  ламнах дивхь дахьтилъче – оси йа, окхарци дукх цхьеннаир дашни да вего, пстIиа зорейш ламзур да окхарго... Ай(н) хье(н) дедикIо окхарх тарълен ламзур йа... –«их родина – как за нашими горами дальше пройдёшь – там она, у нас с ними много общих слов и у них очень красивые женщины... Вот и твоя мама под стать им красивая...», имея ввиду мою маму-кистинку.

Бабушка  не умела даже читать, жила в тушинской деревне Земо-Алвани - у подножья Большого Кавказского хребта, но тем не менее знала, что абхазцы (оно в её устах звучало как  абхтроби , что ассоциировало со значением  гиена и вызывало у окружающих смех – почему и запомнилось...) – это наши грузины, долгожители..., сваны – такие же горцы, как мы... что это наша родина и что у кистов родина за нашими горами...       

При исследовании грузино-нахского фольклора, который мы сделали совместно с Мананой Табидзе (статья «Отражение в языке истоков исторической дружбы и её мотивация» (на материале речи грузин и чеченцев) - к нашему, возможно даже удивлению (после стольких пересуд...) мы заметили, что в фольклоре тушин-цовцев нет даже нотки ностальгии по какому-то краю вне Тушети и Грузии; да, есть восхищение смелостью и мужеством вейнахских молодцев и неземной красотой их девушек, есть тема побратимства и куначества с ними, но  нет тяги к ним, как единокровным братьям (подобно кистов и чеченцев или аккинцев и ингушей), нет и ностальгии по каким-либо некогда покинутым территориям за пределами Грузии...  

     Несмотря на то, что  вопрос  терминологии, касаемой цова-тушин я уже не раз затрагивала,  с разрешения читателя ещё раз остановлюсь на нём (надеюсь, с моей стороны уже в последний...), ибо, думаю, что на сегодняшний день он всё ещё актуален; хронологически эти термины выглядят так:

1.тушино-цовский – Иов Цискаришвили,

2.тушинский - Ад. Шифнер,

3.цова-тушинский – Ив. Букураули, К. Чрелашвили; 4.бацбийский – Ю.Д. Дешериев, Р. Гагуа; 5. цоватушинский - в противовес тушинскому (который является диалектом грузинского языка) - Г. Цоцанидзе .

      Перечислим все термины, которые могут быть соотнесены с их основами: ĉаni, ĉanari, ĉaro, ĉoboni, baĉara, baca, bacbi, bacaebi, bacbebi …

     Одни из них в речи цова-тушин используются по сей день, другие - забыты, поэтому мы выделяем несколько этапов их становления, ибо время возникновения и пути их трансформации – различны:

    1. -  этап; во всех перечисленных основах присутствует элемент ĉ-v (ĉa../ĉo..), который, водимо, был первоосновой, откуда впоследствии могли произойти все остальные формы. На эту мысль нас натолкнул древне-грузинский материал, согласно которому ĉаг в составе сложных основ выражает значение единичности, одиночности,  напр.:  др.-груз.  queĉar - «состояние вещи или всего окружающего в одиночку»,  состоит из que «пешком» и  ĉar «в одиночку, по-одному», т.е. «ходить в одиночку» (С.-С. Орбелиани, Древне-грузинский словарь, т.2- 588,Тб.,1993);  надо полагать, что первоначальное значение  ĉа../ĉаr могло  быть «единичность» (ср., ц.-т. ĉģe «однажды», ĉģeĉy  «по-разу»,  maĉģ «иногда» и т.д.), т.е. первопоселенцев Тушети, где и фиксируются данные топонимы, могли назвать ĉa-ni (где  ni – в др.-груз. суф. мн.ч.), ĉа-r-о (где г – в др.- груз. словообр. суф. террит. принадлежности, *о – ист. деиксис) и ĉa-n-a-r; в настоящее время все они утрачены. Нет в языке и основы ĉa-na-re-bi (bi - её груз. оформление).

    2.– этап мы соотносим с периодом появления в основе гласного  о (ĉо-vа, ĉо-v-вi, ĉo-bo-ni);  акад. Н. Марр пишет, что «... основа  ťan,  ввиду особенностей тушинской фонетики перегласовки грузинского  а  в  о  и исчезновения исходного n,  должна была звучать  ťо». Надо полагать, что перегласовка  а/о послужила появлению новой формы  ĉо-rа,  которая также утрачена и в цова-тушинском и в грузинском языках, зато она сохранилась в аварском и андийских языках – так они называют один из регионов Восточной Грузии – Кахети и, одновременно, самых грузин. Примеры фонетической перегласовки  а/о сохранились в грузинском и цова-тушинском языках, что говорит о закономерности данных процессов, к примеру: груз. кахеli – koxiv «кахетинец», ĉamali – ĉomal «лекарство» и т.д.      Принадлежностью истории стали этнонимы ĉani, ĉoboni,  и, в некоторой степени,  ĉaro (топоним в Горной Тушети).

    3. – этап, по-видимому, самый длительный и плодотворный, т. к. обозначен появлением новых форм посредством классных показателей, ср.: *ĉo-v, *ĉo-b, *ĉo-ǐ; именно в такой форме в цова-тушинском они не сохранились, однако исторически их существование подтверждает форма ĉоǐ, которая сохранилась в вейнахских языках в составе этнонима ĉoǐ-bacoǐ – «цова-тушины».  

    Нынешние формы *ĉo-v-a  «цовец» и  *ĉo-b-a «цовцы», где конечный гласный открытый  а, свидетельствует о том, что до нас дошли архаичные формы, образованные деиксисом,  иначе согласно грамматическим и артикуляционным канонам они должны были исчезнуть. В настоящее время маркеры класса и деиксиса, естественно,  утрачены, однако остались соответствующие лексические значения цовец и цовцы, подтверждающие нашу гипотезу. Исходя из этого,  термины баца и цова – это звенья одной исторической цепи.

    Рязъясню ещё раз: баца/бацби – используется в приватной беседе только между собой - тушинами Общества Цова (типа - мушван, которым обращаются друг к другу только сваны), цова – используется в беседе с тушинами только Общества Чагма, цова-туши  и чагма-туши - когда надо уточнить о каком именно представителе из Обществ Тушети идёт речь, а в целом, все они - просто тушины, одни из которых говорят на диалекте грузинского языка, а другие имеют свой разговорный язык.

    Таким образом, во избежание  дальнейшей путаницы в лингвистической терминологии думаю, что надо использовать следующие термины:  цова-тушинский (бацбийский) язык и чагма-тушинский диалект грузинского языка.   

    А в целом  думаю, что цова-тушинский язык  – это некий трамплин между картвельскими и вайнахскими языками, который соотностится с некогда существовавшей единой культурой и корнями, которые по-истечению времени, пройдя каждый свой собственный путь, принял облик совершенно независимых культур и ценностей, которые дороги каждому и по-своему. Поэтому, не надо из тушин - цова делать «яблоко раздора» - вместо распрей по данному вопросу, надо подумать над тем, как этот трамплин, который к счастью,  дошёл до нас в консервированной форме,  использовать во всеобщее благо, ибо,  его комплексное исследование, с  учётом  данных  из древне-грузинского  и других - и не только кавказских языков, даст возможность увидеть реалии даже самого Кавказа в совершенно новом ракурсе.

Несколько слов о сегодняшней ситуации  в селе Земо-Алвани, где живут  тушины – цовцы... Очень плачевная: это село, которое было построено в начале ХХв. по проекту Г. Абашидзе (профессионального архитектора, который в своё время (конец ХIХв.) получил образование в Германии) – фактически на глазах опустошается и дома, оставленные без присмотра рушатся…

В начале статьи я  упомянула, что тушины очень законопослушный и истинно добропорядочный народ,  ибо  когда в 90-ых годах ХХ столетия в Грузии начались политические и социальные изменения  с последствиями повальной безработицы, население осталось не у дел: не стало средств к существованию, урожая с приусадебных участков, если нет дополнительного приработка, на семью не хватало и перспектив в скором изменений ситуаций в стране тоже не предвиделись. Ловить в мутной воде какую-то прибыль – это было не в их морали, поэтому та часть населения, которая была дееспособна стало уезжать на заработки, в основном в европейские страны: одни - семьями, другие – по-одному из членов семьи; хотя, в основном уехали женщины – они устроились горничными, уборщицами, ухаживают за больными и стариками, а заработанные деньги посылают в свои родные семьи.  Думаю, что это ещё одна гуманитарная катастрофа – ведь это то поколение, которое почти все имеют высшее образование (врачи, педагоги, инженеры, работники культурной сферы), а нужда заставляет их делать работу, которой не требуется ни ум, ни талант, ни интеллект, которым они генетически  наделены.  Тяга к учёбе – это была ещё одна характерная черта тушин (а цовцев - в  особенности), ведь даже тогда, когда образование было доступно только имущим и избранным – особенно мужская часть населения тушин, как правило училось в приходских школах – вспомните слова Н.Я. Марра, который писал: «.. хочу попасть к тушинам, которые ... черезвычайно оригинальны по соединению образования с их пастушечьим бытом..., поголовно грамотного, в ряде случаев с высшим образованием» (ведь не секрет, что ещё в сер. ХIХ в. одна из первых грамматик (после грузинской), написанных по кавказским языкам, была именно «Тушино-цовская грамматика» Иова Цискаришвили (1848г.).  А когда учёба была доступна всему населению – образование получали, за редким исключением, почти  все.

     Добропорядочность и законопослушание цова-тушин, да и в целом тушин,  выражалась в высокой морали – воровство, жульничество и другие несоотносимые с порядочностью действа, очень осуждались, порой вызывали и гнев  общества и само население прибегало к радикальным мерам - их просто-напросто – изгоняли, а тушин без родины – считайте - птица без крыла: лишиться родственных уз, родных гор с лагази (сорт ягод) и  запаха горного чая (кондре чей), без родного «самгзавро» (музыкального наигрыша, сопровождавшего перегон овец с гор на равнину и наоборот), вечерних посиделок в кругу семьи с дакIере(н) кIотIри (тушинские сладкие чуреки) и хинкIли (хинкали, которые готовились всей семьёй) под звуки бузкIант (гармони - ведь в каждой семье, как правило, кто-то играл), без духовных праздников, которые сопровождались весёлыми соревнованиями и конными скачками, без вечерних разговоров о геройствах своих предков или хотя бы без тех горных ночей, где звёзды так близки, что можно достать их руками, без... - их много, всех благ не перечислишь...

И это случалось во все времена, т.к. овцеводство требовало консолидации труда всего населения, всеобщего внимания и взаимной бережливости в окружении постоянных набегов и хищении со стороны некоторых нерадивых соседей, где разбой и воровство были нормой жизни. Так, к примеру, в конце ХIХ в. произошёл такой случай – братья из фамилии Цискаришвили из церкви «Святого Гиоргия» взяли вино, сбережённое к храмовому празднику и распили его вместе с друзьями - это вызвало негодование самих однофамильцев до такой степени, что их выдворили не только из фамилии, но и  рода. После долгих скитаний, братья вернулись и в знак прощения обязались построить церковь – по сей день на возвышенности близ с. Алвани стоит церковь «Хвтисмшобели» («Святой Девы Марии»), которая была построена блудными  братями, в результате чего род их простил, хотя  фамилию Цискаришвили они вернуть всё же не смогли и ныне их фамилия - Дингашвили (по имени одного из братьев) и в знак прощения патронаж над церковью дозволен их потомкам.

    И снова о сегодняшней ситуации:  несмотря на то, что очень многие уезжают на заработки, детей они оставляют у родителей, поэтому школы пока функционируют, хотя не с тем составом, который обычно был характерен для тушинских школ, т.к. население с. Алвани настолько любило своё село и  Тушетию (куда они как правило поднимались отдыхать в летнее время), что оно не особенно рвалось уезжать в город, даже если на то были причины и материальные возможности.  Хотя, часто, отложив свои дипломы в долгий ящик, кормильцы семей и при советской власти подавались в колмыкские и ставропольские степи, где можно было разводить овцеводческие хозяйства и выручить немалую сумму - тогда их хватало на безбедное существование. Те деньги, которые они сейчас зарабатывают хватает разве только на ежедневные нужды и для того, чтобы привести в надлежащий вид свои дома. Однако, очень многие, уехавшие в чужие края семьи,   как манны небесной ждут – когда повернётся ситуация в стране, чтобы можно было вернуться и осесть в родных местах, честно зарабатывать и не бояться завтрашнего дня.  Впрочем, эта тенденция характерна всей грузинской провинции, ибо безработица – вот бичь, который гонит всех с насиженных мест.

      На цова-тушинском языке говорит 20-30% населения  - и то - старшее поколение (к которому причисляю уже и себя...).

     Хотя, надо заметить, что по инициативе иностранцев – молодых  учёных (которые обратились в органы просвещения Грузии с просьбой продления жизнеспособности языку в чисто гуманитарных целях)  в одну из школ с. Земо-Алвани введено по-часовое обучение цова-тушинскому языку, однако, как я понимаю, это особого эффекта  не возымело, т.к. желающих его учить оказалось не так уж много...

    Думаю, что это лишний раз свидетельствет о том, что на уровне самосознания  цова-тушины  свой домашний и грузинский языки воспринимают на уровне языка и его диалекта.  Давайте поразмыслим - как вы думаете, если бы в школу чагма-тушин ввели обучение на его диалекте - имело бы это популярность среди населения? – На первых порах, возможно, это вызвало бы интерес (как это было в грузинских школах, когда ввели обучение древне-грузинской графики, хотя, если меня спросить - древне-грузинскую графику должен знать каждый,  уважающий себя и претендующий на образованность, грузин), но затем это переросло бы в сущий абсурд для государства (во всяком случае сейчас..), т.к. таких языков и диалектов (восходящих к общеязыковой основе)  в Грузии много – их не менее десяти.

  Думаю, что такие эксперименты надо проводить в странах уже состоявшихся - и политически и экономически, где государственное гуманитарное мышление (в частности, по языку) доведено до сознательного уровня, когда не допустима политизация языка и языки и диалекты возведены в ранг государственных ценностей... Поэтому благие намерения наших иностранных коллег в отношений тушинского языка на сегодняшний день мне кажутся несколько запоздалыми...

     Впрочем, как знать, может в ближайшем будущем настанут времена, когда  языковое и диалектное множество Грузии будет оберегаться государством, как государственное наследие...   Хотелось бы в это верить...


Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.